[sape_tizer]

04.10.2018

«Лето»

04.10.2018

Ещё до выхода на экраны я читал высказывание о фильме Гребенщикова: мол, всё неправда и всё не так. Я отнёсся к этому спокойно — ну да, это ворчание старпёра, который, к тому же, сам был «слегка знаком» с персонажами (Майком и Цоем, ха-ха), угодить трудно. Но сегодня я сам посмотрел «Лето» и разочаровался не меньше.

Сложно писать нехвалебные слова о человеке, который в сложной ситуации, под арестом и т.д. Но я, собственно, не о человеке, а о его творении. Он же художник, он выдал своё творение, в данном случае, фильм, на суд публике, вот она, публика, и вот он я, как её часть.

Фильм не просто не понравился, он вызвал горькое разочарование и обиду.
«Анализируя это», могу вычленить три главных претензии:
1. Неправда.
2. Мешанина.
3. Сыро.

Неправда начинается с первых кадров. В рок-клубе все сидят вытянувшись по линеечке, едва позволяя себе отстукивать ритм пальцами. Так даже в школе дети не сидели. Девушка подняла над головой кусок ватмана с сердечком, так её чуть не арестовали. Да чушь собачья! Не было такого никогда! Рок-клубы, как и залы для качков-спортсменов были как гетто, как резервации, которые создавались, чтобы «это» не выплёскивалось наружу, в пьяные дебоши, шум и скандалы. Да, это был своего рода «зоопарк», да, там было легче наблюдать за потенциальными «идеологическими противниками», но внутри всё было не так. И атмосфера в рокерской среде… её в фильме или нет вообще, или какой-то детский сад, больше похожий на нынешний хипстерский инфантилизм. Цой, между прочим, вкалывал кочегаром в котельной.

Но это претензии старпёра к «исторической правде», можно было бы и не обращать внимания, если бы фильм стал весомым художественным высказыванием, а не набором разножанровых «этюдов на тему». Так студенческие работы делаются, но для театрального режиссёра со стажем непростительно ни выстроить «историю», ни не использовать конфликт, ни выдержать стилистику. Когда люди в троллейбусе начинают петь по-английски — это прикольно, это здорово, но на этом, собственно, мюзикл и заканчивается. А зачем его было тогда начинать? Показать, что я и так могу? Можешь — смоги до конца. Выдюжи жанр хотя бы так, как это сделал Тодоровский в «Стилягах» — сравнения с этим фильмом возникают постоянно, на поколение старше, тоже история о музыке, любви и свободе. Но сравнение в пользу «Лета» — у Тодоровского есть несоответствия, но они неважны, как неважна и музыка группы «Браво», которая в 60-е под стол пешком ходила. Но там есть история, есть высказывание, есть мюзикл как жанр. У Серебренникова — ни лав-стори, ни истории успеха, ни исторической правды, ни правды в отношениях, ни единого жанра. Всего понемножку и всё недоделано. А насколько недоделано, отчётливо понимаешь, когда на финальных титрах звучит Цой. И не нужно никаких историй — там глубина, а всё, что было раньше — скомканная обёртка от конфетки. Причём реально фантик, конфетку только пообещали.