[sape_tizer]

Записи с меткой «литература»

Война и мир

29.02.2016

Посмотрел за один присест. Стоит ли говорить, что будь сериал плох, я бы этого не делал. Вспомнил детство, когда я читал роман, сравнивал ощущения. Знаю, что перечитывать его не буду — не люблю Льва Николаевича. А он (теперь это стало понятно) не любил женщин. Иначе бы не проехался таким катком по Наташе. А ещё не любил деспотичных стариков и жадных старух (я о старом Болконском и старых Кулагиной и Ростовой). Всё катится к чёрту, война, горит Москва, гибнут дети, но у них на уме — добро, наследство, деньги. Казалось бы, к старости люди должны начать думать о смерти, бренности бытия, о душе, наконец, но Толстой прав — это не подтверждается практикой. Ну, да ладно.

Несколько слов о том, что в сериале было не так (этого было на удивление мало, но всё же было, не удержусь):
1. Название «War & Peace» должно бы значиться как «War & World» — сам Толстой писал слово «мiр» — в значении мир как вселенная, а не как состояние вне войны.
2. Архитектура дворянских усадеб явно не та, что была в России. И московские дома знати ничем не отличались от петербуржских.
3. Церковные неполадки. В церкви на отпевании Ростова-старшего пел хор светских певчих, Наташа молилась в церкви в какой-то шляпке, но с неподобранными волосами. Марья Болконская, когда стала набожной, то знала бы, что нательный крестик — на то и нательный, чтобы носить его на теле, под платьем — только грешным (продажным) девкам было предписано носить крест поверх платья, чтобы не осквернять его грешным телои — ту же ошибку совершили и скульпторы, изобразившие дочерей Романовых у входа в Храм На Крови в Екатеринбурге (на месте расстрела царской семьи), из-за этого был скандал, скульптуры, кажется, после этого исправили.
4 Англичане (авторы фильма) так и не смогли переступить через свою врождённую франкофобию и французская речь звучала только в лагере французов.
5. Воронеж в фильме оказался где-то между Смоленском и Москвой, а вот оба глаза у Кутузова — на своём месте.
6. Танец Наташи в гостях у дядюшки, когда она пускается в пляс был под русскую песню «По улице мостовой…», а не под цыганско-кабацкие напевы. И плясала она как-то по-ирландски скорее, чем по-русски. А вот мазурка в исполнении Денисова была аутентичной — ненавижу этот танец, потому что никак не мог выучить этот дурацкий шаг с предварительным выбрасыванием вперёд носка — я был в детстве народником, перетанцевал много всяких национальных танцев, но эту польскую дрянь… (ненавижу поляков!).
На этой позитивной ноте и закончу. Хороший получился фильм.

В сердце моря

26.02.2016

Типа «Моби Дик». Для тинейджеров сообщаю, что это не «мобильный член», а роман Германа Мелвилла, который я дважды принимался читать, но так и не смог — слог тяжёлый, как три кита, а повествование нудное, хотя и писал о приключениях. Но я не о книге, а о фильме Рона Ховарда, режиссёра очень, мягко говоря, неровного, зато плодовитого — снял кучу дерьма, но всё можно простить за «Игры разума», и «Фрост против Никсона» тоже неплох (в этом мы солидарны с Киноакадемией — 2 Оскара за первый и 2 номинации — за второй). И, заметьте, никакого Дикаприо! Фильм «В сердце моря» весьма средний — в главной роли снялся Крис Хемсворт (блондин Тор из одноимённой саги и «Мстителей»). Фильм получился о том, что ужасно плохо кушать людей, когда кушать нечего. Лучше бы сняли фильм про то, как нехорошо убивать китов (ненавижу япошек, которые это делают не только с китами, но и с дельфинами — кастрировал бы всех!).
А насчёт того, что на кораблях плохо кормят, снял ещё великий Эйзенштейн в «Броненосце Потёмкине» — сегодня в Лондоне открылась выставка, посвящённая его графическим работам (он начинал как театральный художник и работал с Мейерхольдом). Среди работ любимца Сталина и мэтра мирового кинематографа оказалось и множество работ с «диком», но не с «Моби», а с членом — весьма откровнные гомоэротические (нет, точнее, гомо-порнографические) картинки. Посмотрел бы я на Сталина, который посмотрел бы на эти картинки! Да, автор его любимых «Ивана Грозного» и «Александра Невского» был геем. Сюрпрайз!

Умберто Эко

20.02.2016

Памяти Мамлеева

25.10.2015

Сегодня не стало этого замечательного писателя. Я его очень любил. Мне очень жаль. Светлая память!

Лучшая память — память о творчестве, вот мне и вспомнилось начало одного его рассказа:

«— Семен Кузьмич сегодня умер.

— Как, опять?!

В ответ всплеснули руками. Этот разговор происходил между двумя темными, еле видимыми полусуществами в подворотне московского дворика.

N.N. со своей дамой подходил к огромному зданию загса. Дама была как будто бы как дама: в синем стандартном пальто, в точеных сапожках. Однако ж вместо лица у нее была задница, впрочем уютно прикрытая женственным пуховым платочком. Две ягодицы чуть выдавались, как щечки. То, что соответствовало рту, носу, глазам и в некотором смысле душе, было скрыто в черном заднепроходном отверстии.

N.N. взял свою даму под руку, и они вошли в парадную дверь загса.

В залах, несмотря на ослепляющий свет и помпезность, почти никого не было. N.N. наклонился и что-то шепнул своей невесте. Первой, кто их по-настоящему увидел, была толстая, поражающая своей обычностью секретарша, сидевшая у столика в коридоре.

Увидев даму N.N., она упала на пол и умерла.»

(Полностью здесь).

Ворчалки

26.06.2015

1. Недосып. Нужно выспаться перед поездкой, но на «Эхе Москвы» — ночной эфир с Дмитрием Быковым. 2 часа. Не отключиться. Так мало интеллекта вокруг, а тут — фонтан! Ловлю себя на неадекватных мыслях о готовности отдаться превосходящей силе таланта — вам знакомо? Это интеллектуальный оргазм! (Сексуальные коннотации — да, это почти влюблённость, хотя Дима — абсолютно асексуальный для меня тип). Но какой же умница! И какая зараза — спать не даёт!
2. Зависть. Люди собирают грибы. Грибы пошли! (жопой чуял, что пошли, так и вышло). А я не могу — езжу в город как на службу.
3. Холодно. Два дня после жары не закрывал окна, чтобы выстудить дом, кайфовал от прохлады. Тепло вернётся, но на неделю, а всю первую половину июля будет около 12 градусов днём. О грибах можно забыть. Об огурцах — тоже. Но мотаться в дороге лучше, когда прохладно, а не когда 33 в тени. Короче — неплохо.
4. Снова недосып? Не выключил радио — а там — разбор музыки из «Служанок» Виктюка — старого засранца, который познакомил меня (гуд!) с Маковецким, с покойными Курмангалиевым и Новиковым, но так продинамил меня с моей пьесой (фак!)… но ему можно всё простить — талантлив, собака! А вот готовности отдаться по отношению к нему не возникает — даже у меня есть пределы. Меня поймёт читающий эти строки мой старинный друг, игравший и Виктюка в «М. Баттерфляй». Алла Сигалова опять же, в связи со «Служанками» — моя любовь и гуру в хореографии, какое-то время — коллега и собеседница (собутыльница)…

Простите, прёт на воспоминания… Соседи по огороду об этом не спросят 🙂

Защищено: Вы зевали?

13.05.2015

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Золушки и золухи

06.11.2014

Золух — это я. От золы и грязных дров кожа рук превратилась в наждачную бумагу. И рабочие перчатки не защищают, хотя я и стираю их каждый день. Перебрал разные кремы для рук, но они действуют недолго, потому что ещё и мыть руки приходится постоянно. От мыла давно отказался — сушит, фэйри лучше, но тоже ничего хорошего. Вчера до полуночи скоблил кожу, а с утра решил защищаться капитально — намазав руки кремом, надел сначала резиновые, а уж потом — рабочие перчатки . И на кухне тоже в резиновых перчатках возился, чтобы руки не мочить: стирал, готовил и посуду мыл в них. Хватило меня на полдня, потом устал их снимать-надевать, опять кожа сухая от воды, Внутреннее радио смеётся: «Мыло-мочало, начинай сначала».
А вообще легко смеяться над чужими глупостями, когда и своих хватает (особливо с устатку, когда котелок уже не варит). Так я недавно гвоздями сетку к забору приколачивал. Прислонил её к забору и приколачиваю. Один гвоздь, второй, десятый… и вдруг гвозди гнуться начали — один гвоздь, второй, десятый… Ох я и ругался на енти гвозди, пока сетку не отогнул и не увидел, что в металлические петли колочу! И чего бы раньше не посмотреть, так нет же — упорство и труд всё перетрут! (Внутреннее радио: «Гвозди гнут!»).
А вчера я по воду не на колодец пошёл, а на родник, что бьёт на участке у прежних хозяев (оказывается, они теперь почти по соседству живут). Родник тоже в колодец прибран, но не в глубокий и там вОрота для ведра нет, можно просто нагнуться и ведром воду зачерпнуть. У всех колодцев одна беда — вода всегда проливается вокруг и замерзает, очень скользко бывает. Я долго вставал, чтобы не поскользнуться, потом канистру устанавливал, воронку с чопиком-щепкой (чтобы вода быстро заливалась), наконец взялся за ведро, чтобы встать коленями на бортик низкого колодца, перегнуться и дотянуться до воды ведром. И вот я наконец дотянулся, ведром воду зачерпнул и уже начал его подымать, как… Нужно сказать, что специально я по воду не хожу — некогда. Обычно беру с собой ведёрную канистру в магазин, нагружаюсь продуктами и уже на обратном пути воду набираю. А гружусь я в рюкзак (он у меня большой, килограмм 20 всякой всячины в него влазит), вот и вчера ведро картошки вошло, несколько кило лапши, молочка разная, стиральные порошки, хлеб и ещё что-то. Всё это и прилетело мне по затылку, когда я в колодец нагнулся. Как я со страху взбрыкнул — не знаю, но мы с рюкзаком и ведром в колодец не сверзились, я соскочил на лёд, ботинки разъехались, я грохнулся, ведро с водой где-то над головой просвистело, а рюкзак и канистра разлетелись в разные стороны. В общем, почти не облился и почти не ударился, хорошо хоть не нырнул, а всё потому, что к вечеру, когда гружёным пёрся из магазина, слушая по радио песенку «я — маленькая лошадка и мне живётся несладко…», снимать рюкзак уже сил не было — лишние движения, лишние трудозатраты, а я уже усвоил, что терпение и труд не всё перетрут.
Кстати, о песенках. Когда я сижу у печки, пытаясь разжечь обляденевшие дрова, внутреннее радио обычно передаёт Линду (я же когда-то ди-джеем на музыкальной станции работал) «Мало огня». Помните такую? Нет — можно тут послушать:

Пойду искать мезим — сегодня была обжираловка, потому что давали гороховый суп с копчёностями и слоёные пирожки с грибами, луком и картошкой. (Внутренне радио передаёт спектакль «Леди Макбет Мценского уезда»: «Поел Борис Тимофеич на ночь грибков… и к утру он умер…». И опера с тем же названием: «Многие, их поевши, помирают…»). В общем, классное у меня радио!