Записи с меткой «религия»

Курбан-байрам

11.08.2019

Курбан-байрам напомнил о себе с утра — на прогулке мы с Блейком встретили нарядного африканского парнишку в праздничном кафтане (фото слева абсолютно похоже).

И тут Блейка что-то смутило. Точно не цвет кожи — нам это не в новинку, общага рядом.  И точно не платье — женщин в длинных платьях или пальто мы тоже иногда встречали. А вот сочетание мужчины и платья… Блейк поднял уши, взглянул, потом, уже почти пройдя мимо, развернулся и резко сунул намордник в подол. Понюхать и выяснить. Африканец дёрнулся, Блейк испугался и вдобавок облаял отпрыгнувшего на полтора метра прохожего.

Пёс консервативных взглядов. Мужики в платьях нам не нравятся.

 

(Накануне праздника встретил интересную статью о татарском застолье).

Купола, купола… Бывшая столица конструктивизма

29.07.2019

По воле божьей

01.07.2019

Посмотрел последний фильм Франсуа Озона «По воле божьей» о священнике-педофиле и его жертвах, номинантом на «Золотую ветвь» в Каннах. Сразу же напрашивается сравнение с другой лентой на ту же тему, «В центре внимания», о событиях в Соединённых Штатах и журналистском расследовании.

Та история была более жёсткой, напряжённой и интригующей, возможно, за это и получила два Оскара в 2016 году. В фильме Озона акцент сделан не на расследователях, а на жертвах, на их историях жизни и на их борьбе, которая привела к расследованию судебному. Так сказать, с другого ракурса. И оценки критиков не получила, как не получила и награду в Каннах. О чём это говорит? Кино живёт по своим законам, только и всего. Законы эти часто циничны, но те, кто им следует, получают призы и кассу. И это факт.

Молчание

25.06.2017

Последний фильм Скорсезе. Это ближе к его «Последнему искушению Христа». Тоже о вере, здесь — история миссионеров в Японии. НЕ знаю, было ли это в замысле автора, но я, просматривая фильм, не переставал думать об ортодоксах как таковых. Сейчас мы связываем ортодоксию с ИГИЛом, но ведь их предшественники-христиане, победив Римскую империю изнутри, продержали Старый Свет в оковах клерикальной агрессии, мракобесия и духовного застоя целую тысячу (!!!) лет. Мы сейчас негодуем, что ИГИЛ взрывает Ассирийские храмы, а Аль-Каида — статуи Будды, но виноват не ислам, а ортодоксия, потому что именно исламский арабский восток сохранил для человечества письменный памятники Античности, которые так методично уничтожали тогдашние ортодоксы — христиане. Арабы в эпоху европейского Средневековья развивали науки (математику, астрономию, химию (ал-химию), медицину), искусства, переводили древние античные тексты (бОльшая часть дошедших до нас текстов сохранилась в арабских переводах, вы не знали?), а христиане занимались терроризмом и сожжением на кострах иноверцев. Душевнобольных арабы лечили музыкой, танцами и водными процедурами, а христиане — кнутом, веригами и костром. Исламские завоеватели на всей территории тогдашнего Халифата (в том числе и в Испании) не истребляли иноверцев, а позволяли строить и синагоги, и христианские церкви. Христиане же вырезали друг дружку только за разницу в обрядах и количестве сложенных перстов при крёстном знамении. Поэтому дело не в исламе или христианстве как таковом, дело в политике мракобесия или толерантности. Русскую церковь на западе до сих пор называют Orthodox Church — именно поэтому сейчас она стала «скрепой» мракобесной политики желающего удержаться у власти реакционного и деспотичного режима. И, честно говоря, между современными ортодоксами от православия или исламистами мало различий: одни и те же платки на женщинах, одна и та же ненависть к иноверцам, нетерпимость к меньшинствам, отрицание научных достижений и желание вернуться в прошлое. Господи, спаси нас от религии!

Вчера ко мне подошла моя молочница, православная активистка — она просила меня «по старой дружбе» проверить и сообщить (донести): будет ли на грядущем Дне Молодёжи развлечение с посыпанием друг друга сухой краской называться «Праздником Холи» (языческим и чуждым поклонением сатанинской индуистской богине!) или «Праздником «Красок лета» как пообещала ей организаторша, которая уже начиталась в интернете о нападках православнутых активистов на это шоу и решившая перестраховаться.

Американские боги

25.06.2017

Сразу скажу для истории: я написал концепцию и начало новой пьесы до того, как вышла первая серия этого сериала. Это к тому, что неизвестно кто у кого спёр идею. Но это к слову. В общем, «мистическая» история, где смешались вместе кони, люди, лепреконы и боги. И куча режиссёров — это сейчас модно — одна серия — один режиссёр. Правда, непонятно, чем отличаются каждые серии, а потому я бы сказал, что раньше таких халтурщиков называли помрежами. Исторические зарисовки об истории Америки идут фоном и не очень вяжутся со всем повествованием, хотя из них можно было сделать самостоятельные сюжеты и целый сериал. Но… это тоже «до кучи». Очень всё сумбурно, хотя и пафосно. Актёрские работы же… их нет. Поэтому стрёмно. Очень средний такой сериал.

Хватит мам, хочу папу!

21.02.2017

Видимо, уже все, включая патриарха Кирилла и папу не-помню-какого-и-как-его-зовут, уже посмотрели 1-й сезон «Молодого Папы». Я припозднился. Посмотрел только первую серию, но мне уже очень нравится. С первого кадра, когда проснувшийся папа опускает ноги с кровати и вставляет их во вьетнамки.
Очень хорошая режиссура и операторская работа. И Джуд Лоу (из-за которого я не спешил начать смотреть сериал) тоже необычайно хорош!

Филомена

03.11.2016

50-е годы, Ирландия. Юная девушка забеременела, семья сдала её в монастырь, по сути в рабство. Ребёнка отняли и продали американским приёмным родителям. Мать (Джуди Денч) на протяжении 50 лет искала сына, но монахини отказывались раскрыть правду. И вот в расследовании ей помогает бывший журналист. Что они находят и чем всё заканчивается — в фильме, основанном на реальных событиях.
Фильм посмотрел по наводке одной хорошей знакомой из Израиля. Фильм хороший, но нелёгкий, для меня рассказанная история во многом — противоположность собственной, во многом же совпадает. Для меня мать, которая может 50 лет сына искать, а не 50 лет от него избавляться — нонсенс. Моральный выбор героини я не пойму никогда, я бы кого-нибудь немножко поубивал. Сдаётся, однако, что подобная героиня — лишь плод фантазии писателя, хотя в правдивость истории я верю. Ну не встречал я таких старух. Не верю, что они существуют.