Записи с меткой «психология»

Фламинго forever

19.08.2019

Люди стали реже испытывать сочувствие и эмпатию. Вернее, они стали чаще избегать ситуаций, когда требуется эмпатия или сочувствие. Не знаю — виной ли тому внутренняя защита, отсутствие навыков и привычки или повсеместный культ позитива, о котором я уже не однажды писал. «Думай о хорошем, только о хорошем…» и будут тебе одни розовые фламинго в лучах заката, в то время как любой негатив «притягивает негатив» и от него нужно бежать как чёрт от ладана.

Замечали ли вы, что когда с вами происходит что-то плохое, то довольно скоро вокруг образуется вакуум? Люди словно отходят в сторонку, «давая прийти в себя» или «побыть наедине с горем». Не всегда и не всем это полезно, но обычно отходят всегда, будь это смерть близкого человека, тяжёлая болезнь или несчастный случай. В лучшем случае сразу после этого прозвучат казённые фразы, набор которых в языке чрезвычайно скуп, типа «соболезную», «сочувствую», «держись», а потом — тишина. Не всегда при этом человеку нужны слёзы в жилетку, задушевные разговоры или жалость. Часто нужно просто дать знать, что кто-то есть рядом, что жизнь продолжается, что можно говорить на посторонние темы, а не думать только о наболевшем, но выясняется, что сделать это попросту не с кем — ведь тебя оставили с твоим горем, чтобы ты насладился им досыта. В одиночку.

Мало того, при попытках напомнить о себе, вы можете столкнуться с агрессией. Либо со скрытой: «Мне некогда», «Давай позже», либо даже с явной. Так, один мой давнишний друг, ещё со студенческой скамьи, когда узнал о моей онкологии, долгое время не звонил и не писал, пока я не выдержал и не позвонил сам: «Я тебя чем-то обидел, почему ты замолчал?». На что он буквально проорал: «А чего ты от меня хочешь? Помочь я тебе не могу, чего ты ждёшь?». Уже ничего. Я не стал напоминать ему то, о чём он сам говорил спустя двадцать лет: о том, что самый сложный период в его жизни, армейскую дедовщину в учебке, он смог пережить только благодаря переписке с другом, потому что в письмах родителям обо всём не напишешь. Чем ему тогда помог друг? Обычными письмами, общением. Вы-слу-ши-ва-ни-ем.

Этому же мы учили и будущих консультантов телефона доверия. В первую очередь слушать и помогать выговориться, вовремя поддакивая и не влезая с советами и диагнозами. Кстати, эта модель «горячих линий» с волонтёрами, которые умеют слушать и которую хорошо знают на западе, у нас так и не прижилась. Мы пытались, но все известные мне линии экстренной помощи переродились в консультации психологов и психотерапевтов, очередных бездушных людей в халатах, хотя всё, что зачастую нужно — это эмпатия и желание подставить даже не плечо, а ухо. Но в нашей стране даже волонтёров пытаются нарядить в униформу и дать им корочки. А людей с врождённой эмпатией найти ещё труднее, чем квалифицированных психотерапевтов, хотя корочки и халаты есть у многих.  Зато все любят розовых фламинго, пушистых котиков и позитив во всём.

Над пропастью во ржи

29.03.2018

Наконец-то прочёл (ладно, прослушал) этот самый известный американский роман Джерома Сэлинджера семидесятилетней давности. Замечательная вещь с точки зрения точности описания подростковой психологии, сравнимая в этом отношении с «Заводным апельсином» Бёрджеса. Говорят, у многих известных убийц находили эту книжку и якобы подростковый максимализм и негативизм они восприняли как идеологию. Не знаю. Но знаю некоторых взрослых людей, ведущих себя подобно главному герою, а иногда и с сохранением его лексики — их всё раздражает, все кажутся им обманщиками или притворщиками и только они — дартаньяны. Это очень несчастные люди. Я тоже часто брюзжу, но всё же, надеюсь, не настолько серьёзно. А иначе я бы, наверное, не смог стать автором пары комедий (завтра, кстати, премьера одной из них). А вот значимость «Над пропастью…» явно подогрета привнесёнными факторами — запретами, дурной славой и пиаром — роман-то хороший, но ни фига не эпохальный. Он мог таковым казаться только в конце 50-х, на сломе пуританской модели американского образа жизни, но не более того.

За что ещё я люблю собак

23.03.2017

За то, что им можно до бесконечности говорить «люблю» и они будут только больше любить в ответ.
У людей не так. В человеческой паре того, кто любит больше и часто говорит «люблю», тут же начинают использовать.
«Я без тебя могу, а ты без меня — нет, поэтому гони-ка сюда свои бабки, время и внимание. Да, и тапки принеси!».

Зоопсихология. Боль.

22.03.2017

Мой пёс, Блейк, в детстве рос во дворе с двумя кошками (кошаками, если точно). Не сказать, что меж ними была идиллия, но гиперактивный щенок доставлял массу хлопот стареющим котам и они, по мере его взросления, старались держаться от него подальше — он мог играючи больно наступить на хвост или на лапу, примять их, но для него это была безобидная игра и кошаки, в принципе, это понимали — никогда всерьёз на него не сердились. Но вот их не стало, а мой пёсик по прежнему воспринимал кошек как партнёров по играм. Но это были уже другие кошки, чужие, которые не знали его щенком и когда он бежал к ним поиграть, выпускали когти. Один поцарапанный нос, потом второй, потом ухо — мой пёс начинал сердиться и выпускать в ответ внутреннего зверя. Сначала — просто кусать агрессоров, потом, в пылу драки, когда проливалась кровь — уже начиналась битва до победы. У собак есть врождённые приёмы, которые они не пускают в ход без надобности — например, сломать хребет, изрядно тряхнув соперника из стороны в сторону. Одна «злая» кошка погибла, потом другая. Каждая оставляла ему шрамы, иначе бы механизм не включался, но потом уже само родовое понятие «кошка» стало синонимом непонятной агрессии, незаслуженной боли и предательства со стороны когда-то бывших друзей и партнёров по играм.
Моё отношение к женщинам в какой-то степени похоже на описанную ситуацию. Женщины — мать, тётки и бабки всегда ассоциировались с лаской и безопасностью, но потом с ними что-то приключилось, причём не просто с новыми женщинами, но и с некоторыми из тех, кто раньше вроде как любили… А дальше больше — если меня кто и сдавал ментам, когда меня «принимали» на дому, то это были они, если кто подавал на меня в розыск за якобы не уплаченные алименты, то — они же, трижды бабы нанимали бандитов (один раз — разбитая губа, второй — пистолет у виска, третий — ограбление в моей же гостинице), дамы трижды лишали меня крова над головой (в моей же бывшей квартире, в московском жилье и в отцовском доме), они же несколько раз подставляли меня по работе (уводили созданные мною проекты — трижды, подсиживали на должности — столько же), а уж сколько раз гадили по-мелкому — не сосчитать.
А мужики? Постараюсь быть объективным и вспомнить все беды от этих подлецов… Кражи, грабежи, мордобои, кидалово на бабки, использование в корыстных целях — это да. Но, согласитесь, это всё как-то меркнет в сравнение с женской изобретательностью, описанной выше, поскольку чем выше ожидания от позитивных предположений, тем больнее негативный результат. Боль. Она сподвигла моего Блейка на изменение схемы поведения и высвободила инстинкты. Думаю, боль эта была не столько физической, сколько душевной — ведь после множества драк (и сопутствовавших им шрамов) с собаками он сейчас не кидается уничтожать собак, только кошек. Боль от предательства тех, кого раньше любил и кому доверял.

Вообще, зоопсихология — это очень надуманный термин, ведь что в человеческой психологии есть от человеческой, а что — от зоо-составляющей никто не знает.

Но вот что интересно. Чем меньше в человеке того, что мы называем «человеческим», тем больше он зависит от физиологии животной. Поясню: чем меньше конкретная сволочь восприимчива к боли душевной (своей нет, поэтому и чужую не понимаем), тем больше зависима от боли физической. Не замечали? Я — да. Это как с крокодиловыми слезами — крокодилы «плачут» от того, что большие куски пищи давят на челюсти (и на слёзные железы) изнутри, причиняя физическую боль. Это не плач по жертве, это плач от собственной боли. У меня есть любимые зоологические объекты, о которых я много пишу — это моя собака и моя старчески-маразмирующая мать. Да, Блейк иногда скулит, прищемив лапу, но вот выл и скулил не от боли он дважды — когда меня впервые положили в больницу и когда я привязал его к забору, загружая вещи в машину при переезде — тогда он думал, что я его бросил. А я впервые услышал душераздирающий вой моей матери три года назад — она реально (а не притворно) плакала и выла… от судороги, которая свела ей ногу. Никогда раньше и никогда позже я подобного не наблюдал. А потому… чем меньше человек — человек, и чем больше он физиологичен, тем более он склонен к болевой дрессуре. Такую применяют испокон веков в цирках — там некогда сюсюкать с зоологическими объектами и к минимуму сахара там добавляют максимум физической боли от штуцеров, плёток и пик. Чем более тупо и чёрство существо, тем более к нему приложима физическая сила и боль. Это они понимают лучше.
У меня у самого в последнее время случилось много боли — и душевной, и физической, я несколько изменился за последние три года и результат — я больше не хочу быть «терпилой», жертвой, бессловесным приёмником боли, я созрел, чтобы стать её транслятором. Дрессировщиком злобных тварей с кнутом. И на пряниках тоже сэкономлю. Уже пакую штуцеры в свою цирковую кибитку.

Сволочь

27.10.2016

Персонаж одного из сериалов (пока не спрашивайте какого) — молодой человек с репутацией отборной сволочи. Репутацию он частенько портит сам, совершая поступки, которые, хоть и кажутся с первого взгляда эгоистичными и вздорными, но приносят пользу. В этом случае вспоминаются слова другого персонажа, гётевского:

«Часть вечной силы я
Всегда желавший зла, творившей лишь благое…»

В тусовке юных лет меня тоже многие считали сволочью. Как и герой сериала, я был чуть успешнее моих приятелей и раньше других мог позволить себе снимать отдельные квартиры. И с тех пор я почти не жил один, даже тогда, когда жил без пары и, по сути, один. По эгоистическим соображениям (чтобы не было скучно одному, чтобы было кому выгулять собаку), я пускал к себе приятелей, которые не только безбедно жили, не платя за жильё, но и не спешили платить за себя или пытаться найти работу. Тогда сволочь показывала своё истинное лицо и вынуждала бедолаг оторвать жопу.
Самый показательный пример — с моим родным братом. Он долго стонал, что зарплата в провинции низкая и я предложил ему поискать работу в Москве. Поселил у себя. Тот начал искать работу. Искал месяц, второй, третий… В основном лежал на диване, смотрел телевизор, в моё отсутствие сидел в интернете, лениво почитывая объявления о работе, пока я не взъярился, не поставил отметку: «С этой поры ты платишь за жильё наравне со мной, пусть в долг, но он будет копиться, пока ты не найдёшь работу и не снимешь себе свою квартиру». Работу он, пусть и в психозе, пусть и не лучшую, но нашёл. Мало того, он до сих пор (прошло 10 лет), там и работает — снова, как и в провинции, стонет, что мало денег, но работает. Просто с тех пор не оказалось никого, кто дал бы ему очередной поджопник и заставил найти что-то получше. Я и раньше не был для него любимым братиком, но после этого стал просто врагом номер один. Сволочь, как же!

К тому же сволочь сильная, со всем справляется сама, сволочи не требуется ни помощи, ни сочувствия, и от него сочувствия тоже не ждут, хотя часто (и очень часто) обращаются к нему как к психотерапевту. который со своим цинизмом может — да, сначала внимательно выслушать (что немногие умеют), а потом прочистить мозги и вставить пистон, если нужно. Как ни противно, но это помогает. Правда, потом стыдно за выпущенных наружу тараканов и сволочь ненавидят ещё больше. Необходимое и неизбежное зло, так сказать.

Хаус — 4.

07.09.2016

Доктор Хаус заинтересовался пациентом, который блаженно улыбался и не досадовал, что сидит много часов в ожидании врача.
— Он что, канадец? (Читай: «идиот»).
— Нет.
Для проверки Хаус ткнул пациента тростью в ногу, но тот продолжал улыбаться.
— Он что, счастлив? Нужно это кончать, пока эпидемия не началась! — сказал Хаус.

Это класс! Вот только неприятно, когда этот класс показывают на тебе. Сколько смотрю сериал — никак не могу взять в толк — почему подчинённые всё сносят и не бунтуют (ну, почти). Они так боятся потерять работу? Да я бы после двух эпизодов в первой серии послал этого Хауса в жопу и, если уж на то пошло, уволился бы. Так дорога работа, что можно наплевать на себя? Или это у них там, не в Канаде, норма? Вообще-то у всего этого есть свой диагноз, звучит как «офисное рабство». После трёх сезонов основная команда помощников Хауса поменялась, но и новые сносят всё с упоением мазохистов. Значит, действительно эпидемия? Или уже абнормальная норма? Мне этого не понять.

Урок психологии

08.08.2016

Новое открытие в интернете старых знакомых. Олимпиада — волейбол — Вадим Хамутцких — Анатолий Порошин (жив, оказывается!). Начну с последнего. Анатолий Порошин — наш с Вадимом общий тренер по волейболу в городе Аша, где мы учились. Ходили в параллельные секции по волейболу (параллельные — по расписанию занятий, потому что учились в разных сменах, Вадим на год младше меня). Вадим Хамутцких (по прозвищу «Борода») потом стал профессиональным спортсменом, всяким там чемпионом, обладателем Кубка мира, олимпийским призёром и проч., я — сами знаете. Порошин, как выяснилось, до сих пор работает в спорте, заведует Дворцом Спорта в Челябинске.

Помнится, когда впервые во время каникул наши две параллельные секции объединили и мы стали заниматься в одно время, то играли вместе и однажды в раздевалке ко мне подошёл Вадим и довольно злобно сказал: «Ты не очень-то задавайся — мы тоже играть умеем!». Это для меня был первый урок по психологии. Урок о том, что тебя могут совершенно неправильно понимать и воспринимать окружающие — я на самом деле был очень зажат и дико переживал оттого, что, видимо, играю не так хорошо, как другие. А мою зажатость и стеснение восприняли как гордыню и чувство превосходства! Да-уж…