Записи с меткой «история»

Фонтан Стравинского

27.08.2011

Это фонтан Жана Тэнгли, что расположен между Центром Современного искусства Жоржа Помпиду и церковью Сен-Мерри (на заднем плане).
Кстати, в Центре Помпиду, на эскалаторной лестнице в стеклянном жёлобе, я встретил пожилую пару русских. Они свалили во Францию ещё до перестройки, преподавали в университете и живо интересовались что происходит на родине. Свобода? Как это? Я рассказал тогда про талоны, про давку в винных отделах (сухой закон Горбачёва) и их интерес слегка поиссяк.

Байки, они байки и есть… Чека и Аркаим.

06.06.2011

Наткнулся я тут в Сети на сборник баек о Чеке и Аркаиме…
Почитал.
Поржал вволю.
Ведь даже те, кто называют байки байками, производят новые…
Особенно порадовали аллеи менгиров, которые в 1990 году якобы видел Зданович… Я открыл для себя Чеку в экспедиции 1984 года и никаких менгиров там НЕ БЫЛО… Да и Аркаима тогда ещё не было… и последующих баек о нём. Но вот в 1987 появился Аркаим, а в 1990 на Чеке появились… менгиры!
Неисповедимы пути твои, Господи!

Читал пейджер. Много думал.

28.02.2011

После очередного рутинного геноцида в крольчатнике как-то непроизвольно начинаешь думать о судьбах человечества…
Вот я и подумал. И вышел на неизбежность новой глобальной революции. Ни много ни мало. Сетевое общество (С).

О русской революции и колбасе

21.02.2011

На самом деле в истории страны революция была одна и она была подавлена — это революция 1905 года. Были бунты снизу — разинские, пугачёвские, были перевороты сверху — дворцовые в 18-м веке, февральский и октябрьский в 20-м.
Вообще-то, если быть точным, то и революции 1905 года не было, поскольку революцией называется только успешный процесс смены власти, иначе это называется бунтом или восстанием.
К революции приближаются события 1991 года, но возникли они в результате опять же неудавшегося переворота ГКЧП. В 1993 году был просто красный бунт.
Возможно ли на нынешнем витке истории нечто революционное? Думаю, нет. Бунты возможны, но это когда колбаса кончится. Нет в стране ни революционных сил, ни партий, ни лидеров, ни гражданского общества, ни активного населения, ни идей. Бунт же разрушит всё, поскольку сразу перерастёт в гражданскую и межконфессиональную, межрасовую и сепаратистскую войну.
Можно ли этого избежать? Да, если случится очередной переворот.
Идеальный сценарий, как всегда, «сверху». Например, Путин просит президента Медведева об отставке и уходит на роль лидера партии ЕР в Думу. Медведев же полностью дистанцируется от путинской системы и проводит молниеносные и радикальные реформы:
— возврат к Конституционным нормам (свободные выборы, свобода слова и собраний, ликвидация государственного присутствия в СМИ, разделение властей);
— санация законодательства и отстранение чиновничества и силовиков от управления бизнесом (резкое сокращение их сферы ответственности, полномочий и численности — не на 20% за 3 года, а на 80 за 1 путём отмены регулирования в одних сферах и автоматизации в других);
— замена бюрократов на менеджеров, получающих зарплату, зависящую от успеха вверенных им департаментов, тотальная замена людей прежней системы на молодые кадры (вплоть до импортированных «варягов» и «голландцев»);
— реальная реформа силовых ведомств от репрессивной жандармерии и бюрократических инстанций, выдающих разрешения к органам, работающим на безопасность населения;
— супер-льготные условия для малого бизнеса и сельского хозяйства (вплоть до отказа от взимания налогов) для его реанимации на срок до 10 лет минимум;
— профессиональная армия;
— замена госкорпораций на частный бизнес и госзаказы;
— срочное развитие инфраструктуры посредством госзаказов при участии иностранных капиталов и компаний в сфере строительства, дорожного строительства, транспорта и связи;
— реальная борьба с монополиями и более жёсткое законодательство с механизмами автоматического реагирования на монопольные нарушения.

Самое-то смешное, что на все эти преобразования даже дополнительных денег не понадобится — стоит чиновников от пилежа и дележа бюджетов отстранить, а бизнесу дать возможность развиваться. Другое дело, что в стране чиновничество и силовики составляют чуть не треть активного населения — расплодили их так, что даже кролики бы не поспели. И просто так они от кормушки не отойдут — делать-то ничего, кроме пилежа и рэкета не умеют. И для подобных преобразований, наверное, реальный переворот нужен. А точка опоры-то где? А нету! Наверху и так всё хорошо, а труба пока ещё нефть и газ качает, на дворцы нынешним правителям хватает, а что потом будет… Да гори оно синим пламенем! После нас хоть потоп. И для того, чтобы этот класс деклассировать, нужна деспотия. Натуральная, с ограничением свобод, введением комендантского часа, расстрелами на месте и военным положением. К этому обычно всё и скатывается. А потом соратников-опричников нужно отблагодарить — льготы им дать? Или ресурсы? Или места неприкасаемые во власти? И защитить их нужно… от прессы, от судов… И вот уже снова строится вертикаль новой власти… с кормушками, силовиками и привилегиями, и свобода слова опять зачихала и от насморка сдохла, и судьи, которые одних трогают, а других нет, тоже своего куска желают…
Сказка про белого бычка. А всё почему? А точки опоры нету. Общества гражданского нету. Народ вякать начинает не тогда, когда его свободы лишают, а когда колбаса дорожает. Поэтому в дворцовых переворотах и путчах мы преуспели, а революции у нас не случаются. Поэтому элиты меняются, а народ как жил с единственной ценностью, с колбасой, так и живёт. И заслуживает тех, кто в правителях. Ох как заслуживает!
А кому не нравится — те просто валят. Если успеют — из страны валят, а не успеют — лес. На лесоповале. Или валяют. Дурака или валенки. Тоже неплохо. Особенно на деревне.

Мысли о колбасе и не только

21.02.2011

Интересные события и тенденции проявляются (но не появляются, появились они раньше) в последние дни.
Де Стросс-Кан (директор МВФ) вчера озвучил давно всем известные, но явно замалчиваемые факты: мировая финансовая система вернулась на докризисные позиции, но ничуть не изменилась по сути. Реальных реформ не случилось, предпосылки для аналогичных (или похуже) кризисов сохраняются и, по сути, неизбежны. Заявил он это после встречи финансистов двадцатки, которая закончилась крахом при попытках хоть какие-то реформы провести.
Сегодня же в США началась бюджетная война: все американские политики понимают, что наращивать долг далее невозможно — доллар просто рухнет. При этом Обама втихаря печатает деньги, а расходы не очень-то и сокращает. Республиканцы же, которые знают, что в любом случае все шишки упадут на Обаму и демократов, требуют резкого сокращения расходов. Республиканские губернаторы побежали впереди паровоза и начали это делать в своих штатах, в результате сегодня 70 000 жителей штата Висконсин вышли на улицу с протестами (а у них попытались отнять не хлеб с маслом, как в Европе, а всего лишь избытки чёрной икры с бутерброда). Вывод: любые поползновения на доходы американцев обрушат доллар как таковой, поэтому станок и дальше будет работать, а долг расти. Реальных реформ в финансовой сфере там тоже не случилось и уже не случится — банки откупились, вернув госпомощь и все государственные уздечки вместе с нею.
Европа же, которая начала режим жёсткой экономии в беднейших странах уже получила бунты и забастовки (Греция, Португалия, Испания). При всём при этом не вовремя случилась инфляция, которая только обостряет ситуацию. Да ладно бы это была общая инфляция, она оказалась самой чувствительной — продовольственной, которая бьёт не по корпорациям, а по желудкам обычных граждан. Зарплаты и пособия урезают, а продукты на рынке дорожают. Примерно то же самое случилось в Египте. Многие «умники» считают, что Египет — это политика, я же верю Ясину и Рубини (на минуточку — это единственный чувак, предсказавший финансовый кризис не после, а ДО его возникновения), которые говорят, что Мубарак просидел бы ещё две своих жизни, даже в качестве мумии, если бы пшеница не вздорожала в 3 раза, в том числе и оттого, что Россия отказалась от продаж пшеницы.
А Европа…. Европа тащится одной-единственной экономикой — германской. Ангела Меркель может выдвигать требования об ужесточении экономии в странах-рецепиентах, поскольку донор в Евросоюзе один — это Германия, которая платит за всех. Но и это до поры — вчера в Гамбурге партия Меркель потерпела поражение на местных выборах (а немцы практически не пострадали от урезаний бюджета, поскольку Германия практически к ним не приступала). А если приступит? И что сделают социал-демократы, придя к власти? А не пошлют ли они Евросоюз с его нахлебниками подальше и не вернутся ли к дойчмарке?
А печатный станок и инфляция не обесценят ли доллар до такой стадии, что Китай, который свои накопления держит в гособлигациях США и долларовых активах, не плюнет на эту рулетку и не выведет активы в золото, пшеницу и энергоносители? Собственно, после этого про Америку можно забыть, единой Европы больше не будет, а все биржи перейдут на расчёты в юанях. Сам же юань будет привязан не к золоту, а к мешку риса. Потому как именно жрачка станет основной реальной мировой валютой.
На Ближнем Востоке и в Северной Африке войны и бунты перерастут в хроническую стадию, поскольку на Тахрире пшеница не растёт, а туристы на Пирамиды не поедут. Цены на нефть будут расти и подстёгивать инфляцию, уровень жизни по всему миру будет падать, вторая волна кризиса вконец похоронит мировые валюты, и вот тогда… тогда начнётся голод и в России, которая 40% продовольствия завозила из-за бугра. У Ивана не станет колбасы, и тогда Иван подымется. Только, наверное, поздно он подымется, потому что в сошедшем с ума мире на Россию, с её территориями, пахотными землями, запасами энергоносителей и пресной воды голодный и озверевший мир будет смотреть совсем по-другому… И смотреть будет не долго. Потому что поднявшийся Иван сам всё разрушит и страну разберут по кусочкам, без единого выстрела. Как СССР.
Ну, а дальше будет другая история, но изучать её будут уже не на русском.

Краткая история расейского simple living’a

15.02.2011

С картинками и диалогами

Приступы свободы

12.02.2011

А ещё и демография виновата.
Становление человека приходится на юность.
Можно проследить закономерности «приступов свободы» в поколениях:
Деды тех, кто легко подчиняется деспотии, выжили (другие нет) после 37-го. Потом они родили тех, кто в юности прогибался в застойные 70-е, они же сейчас во власти.
Деды тех, кто сегодня хочет быть свободным, были молоды до репрессий, их отцы были молоды в «оттепель» 60-х, их (нашим) детям ещё всё предстоит…
На то и надежда.